• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Меню

Московский институт электроники
и математики им. А.Н. Тихонова

Ровно 60 лет назад началась история МИЭМ

21 апреля 1962 года вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, где было объявлено о создании Московского института электронного машиностроения. Как создавался передовой вуз в области ИТ – из воспоминаний основателя и первого ректора МИЭМ Евгения Арменского

Ровно 60 лет назад началась история МИЭМ

Так совпало, что каждый юбилейный год Высшей школы экономики – всегда вдвойне юбилейный для МИЭМа. Математика простая – прибавляем к возрасту Вышки 30 лет и получаем возраст этого одного из старейших ИТ-вузов страны. В нынешнем году МИЭМ отмечает 60-летие.

Какую дату считать днём рождения МИЭМ? Поколения миэмовцев договорились: 28 июня 1962 года, когда был издан Приказ № 1 первого ректора Евгения Викториновича Арменского. В тот год всё было впервые – первый набор преподавателей, первое здание, первая приемная кампания, первое Первое сентября, первые занятия и экзамены.

А вот день, когда началась история института, известен. Именно 21 апреля 1962 года вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 374 «О мерах по дальнейшему увеличению подготовки специалистов по радиоэлектронике и электронной технике с высшим и средним специальным образованием», где было объявлено о создании Московского института электронного машиностроения на базе Московского вечернего машиностроительного института.

Такое решение стало ответом на технологические вызовы времени, когда электроника находилась в мире на стадии бурного развития. В 50-е годы был создан Государственный комитет по электронной промышленности СССР, координирующий новое направление в науке и промышленности, однако «своего» вуза, готовящего специалистов в области электроники, не было. Создание МИЭМ стало частью большой комплексной программы, направленной на интенсификацию отрасли.

В советское время Московский институт электроники и математики создавался на стыке самых передовых образовательных методик того времени в области электроники и реального сектора экономики, представленного крупнейшими предприятиями в этой области. В 70-е годы 20-го века в МИЭМ впервые в нашей стране была организована подготовка специалистов в области космического и радиационного материаловедения, созданы лаборатории электронной микроскопии, рентгеновского анализа. Именно в МИЭМ открылся первый в СССР факультет прикладной математики.

Как и другие ведущие инженерные вузы, работающие на ВПК, МИЭМ открывал базовые кафедры на производственных предприятиях, в конструкторских бюро и академических институтах. Для нужд «оборонки» проводились научные исследования – например, за разработки в области электровакуумной техники ученые МИЭМ получили в 1983 году Государственную премию. В 1982 году МИЭМ стал головной организацией по одному из разделов разработки комплекса мероприятий по защите космических аппаратов от эффектов электризации. Впоследствии эти работы были продолжены для ведущих предприятия космической отрасли, и за достигнутые результаты в 1996 году ученым МИЭМ была присуждена Премия Правительства РФ. В МИЭМ было создано и успешно работало одно из образцовых в советские годы студенческих конструкторских бюро (СКБ), где успешно выполнялись заказы, пришедшие из реального сектора экономики.

 

Первая четверть истории МИЭМ неразрывно связана с именем Евгения Викториновича Арменского, который создавал МИЭМ, а затем возглавлял его до 1987 года. В своей книге «Я - счастливый человек» Евгений Викторинович уделил немало строк воспоминаниям той весны 62-го, ставшей и в его судьбе поворотной. Посмотрим на события его глазами.

 

«Какая жена! Вам партия доверяет!» (о назначении ректором)

Вызывает меня в министерство начальник управления кадров и говорит: «Мы хотим назначить Вас ректором вновь организованного Московского института электронного машиностроения». Я спросил, что мне нужно сделать. Он ответил, что сначала – сходить в Центральный комитет партии.

Пришел я в отдел науки ЦК партии. Со мной беседовал какой-то сотрудник, сказал, что партия доверяет мне высокий пост и организацию нового института электронного машиностроения. Я сказал, что польщен доверием, которое мне оказано, но мне надо посоветоваться с женой. Не знаю, что в моих словах разозлило партийного чиновника, однако он на меня закричал: «Вам партия доверяет, а Вы там с женой советуетесь, да мы Вас из партии исключим». Тут я сказал, что в партию я вступал на фронте Великой Отечественной войны и не ему меня исключать из партии. Он быстро остыл, мы договорились. И вскоре, в начале июня, я был назначен ректором.

 

«Куда ты пошёл?» (о преподавательском составе Московского вечернего машиностроительного, на базе которого был создан МИЭМ)

Многие друзья, ничего не зная толком о вечернем институте, и, видимо, пользуясь слухами, говорили мне: «Куда ты пошёл? Там склочный коллектив, неквалифицированные люди. У тебя в МИФИ было отличное место, и зачем тебя туда понесло?» Как же они ошиблись. В маленьком педагогическом коллективе МВМИ я встретил квалифицированных порядочных преподавателей и в подавляющем большинстве хороших людей. Со многими мне довелось годы работать в МИЭМ.

 

«Надо было набрать студентов на все курсы, включая четвертый!» (задачи первого набора)

Было выдано задание – осуществить первый выпуск инженеров по новым специальностям через два года, уже в декабре 1964 года, и выпустить 190 молодых специалистов. Для этого на дневные факультеты надо было набрать студентов на все курсы, включая четвертый!

Основную массу составляли студенты вечернего машиностроительного института, перешедшие на дневное обучение и согласившиеся на новые специальности. Часто к нам на модные специальности шли студенты из первоклассных московских вузов: МЭИ, МВТУ, Института инженеров железнодорожного транспорта, МАИ, МИФИ и других. Порой были и курьезные случаи. Например, ректор института Инженеров железнодорожного транспорта не отпускал своих студентов к нам. И мы зачисляли их по зачетным книжкам. И только через два месяца их учебы у нас им отдали документы, и только тогда мы их законно оформили.

 

Преподаватели на новые специальности

Здесь нам большую помощь оказали председатель Государственного комитета электронной промышленности Александр Иванович Шокин и председатель Госкомитета радиопромышленности Валерий Дмитриевич Калмыков. Позднее эти комитеты были преобразованы в министерства. Из этих отраслей были командированы в институт сильные специалисты и опытные преподаватели. Переведенные на штатную работу в МИЭМ преподаватели Московского вечернего машиностроительного института активно знакомились с новыми для них областями радиоэлектроники и электронной техники.

 

«Отдельные образцы поступали сначала в институт, а потом в отрасль» (оборудование первых лабораторий)

При образовании новых лабораторий, особенно по совершенно новым специальностям электровакуумного и полупроводникового машиностроения нужно было новое оборудование, которое только начали выпускать предприятия Госкомитета по электронной технике. Этого оборудования не хватало самим предприятиям, тем не менее председатель госкомитета А.И. Шокин дал задание поставить новое оборудование в институт. Отдельные образцы поступали сначала в институт, а потом в отрасль.

 

«Дай Арменскому миллион на науку, а отчета у него не спрашивай» (о вечной проблеме недостатка денег)

Министерство высшего и среднего специального образования РСФСР увеличило ассигнования на оснащение лабораторий. Но средств всё равно не хватало. Мы пошли на прием к министру Шокину. И он позвонил директору одного из крупных своих предприятий и сказал: «Дай Арменскому миллион рублей на науку, а отчёта не спрашивай. Он на эти деньги купит оборудование и оснастит им учебные лаборатории». Это были большие деньги, почти в четыре раза превышавшие годовые ассигнования Минвуза РСФСР».

 

«Они были особенные!» (о новых учебных планах)

Новые учебные планы были разработаны и утверждены в короткие сроки. Они были особенные. Обычно в техническом вузе 10-15% учебного времени было в распоряжении Совета вуза. Практически все вузы эти часы передавали на усиление профилирующих курсов, то есть на последний семестр. Мы же, учитывая, что современная полупроводниковая техника базируется на знании физики твердого тела, а для освоения этого курса требуется высшая математика университетского уровня, решили: все часы, которым распоряжался Совет вуза, передать на усиление математики и физики, сместив их в планах на ранние семестры. Курсы высшей математики, линейная алгебра и матанализ у нас имели 600-700 часов против 400-500 часов учебных планов других технических вузов. Усиление физико-математической подготовки привело в институт на педагогическую работу высококвалифицированных математиков и физиков.