• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 123458, Москва, ул. Таллинская, д.34
Телефон: 8(495)916-88-29
Факс: 8(495)916-88-29
Эл. почта: miem@hse.ru

     
Руководство
и.о. директора, научный руководитель Крук Евгений Аврамович
Заместитель директора Абрамешин Андрей Евгеньевич
Заместитель директора Романов Виктор Владимирович
Заместитель директора Костинский Александр Юльевич
Заместитель директора Прохорова Вероника Борисовна
Заместитель директора по учебной работе Тумковский Сергей Ростиславович
Заместитель директора по научной работе Аксенов Сергей Алексеевич
Образовательные программы
Бакалаврская программа

Инфокоммуникационные технологии и системы связи

4 года
Очная форма обучения
60/10/3
60 бюджетных мест
10 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Информатика и вычислительная техника

4 года
Очная форма обучения
126/40/15
126 бюджетных мест
40 платных мест
15 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Информационная безопасность

4 года
Очная форма обучения
50/20/10
50 бюджетных мест
20 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Программа специалитета

Компьютерная безопасность

5,5 лет
Очная форма обучения
40/75/5
40 бюджетных мест
75 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Бакалаврская программа

Прикладная математика

4 года
Очная форма обучения
87/40/6
87 бюджетных мест
40 платных мест
6 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Инжиниринг в электронике

2 года
Очная форма обучения
20/5/1
20 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Интернет вещей и киберфизические системы

2 года
Очная форма обучения
20/5/1
20 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Компьютерные системы и сети

2 года
Очная форма обучения
50/5/2
50 бюджетных мест
5 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Математические методы моделирования и компьютерные технологии

2 года
Очная форма обучения
20/5/3
20 бюджетных мест
5 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Материалы. Приборы. Нанотехнологии

2 года
Очная форма обучения
20/5/1
20 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Системы управления и обработки информации в инженерии

2 года
Очная форма обучения
25/5/1
25 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Суперкомпьютерное моделирование в науке и инженерии

2 года
Очная форма обучения
20/5/5
20 бюджетных мест
5 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках

«Остальным – пойдем работать, дел много, сроки жмут! Печеньки и чай - в лаборатории на холодильнике»

Продолжаем рубрику «Интервью с руководителем проекта». Сегодня наш собеседник – Денис Королев, большинство проектов которого направлены на развитие цифровой и телекоммуникационной инфраструктуры в МИЭМ. Разговор получился большой, но он будет интересен всем, кто активно включен в проектную жизнь института или только присматривается к своему проектному будущему.

«Остальным – пойдем работать, дел много, сроки жмут! Печеньки и чай - в лаборатории на холодильнике»

Денис, пожалуй, проекты, руководимые тобой, в наибольшей мере ориентированы на практические миэмовские задачи. Как бы ты сам определил основные направления?

Если совсем общо — это инфраструктура, онлайн-сервисы и медиа (включая видеосервисы, образовательное направление и сопутствующие технологические разработки). А на что они раскладываются — вот тут надолго.

Струкрутра Цифрового МИЭМа
Струкрутра Цифрового МИЭМа

Давай попробуем лаконичнее. По каждому из трех направлений.

Начнем снизу (в смысле — от "железа").

Инфраструктура. Это воплощение идеи, что МИЭМ — это среда для технического творчества, а не офисное здание. Платформа, на которой можно реализовать затеи без долгих приготовлений. Поэтому, когда мы делаем, например, видеозалы, это не просто замкнутая система видеонаблюдения, а открытый источник потоков. Хотите заниматься аналитикой, распознаванием изображений, голоса, текстов? Вот вам круглосуточно работающий источник. Хотите управлять в реальном времени, написать своего "режиссера"? Пожалуйста. В "актовом зале" (коворкинг на минус 1 этаже) мы повесили управляемые по сети сценический свет, звуковой микшер, камеры. Это не просто для того, чтобы провести очередное мероприятие со светом и звуком, такое можно было сделать проще.

Мы делаем это, чтобы поверх наших железок студенты могли воплощать идеи, которые нам и в голову не придут.

Дальше онлайн-сервисы. Тут та же идея - мы не пользователи, мы инженеры и разработчики. Сейчас тот самый момент, когда уже что-то есть и обрело очертания системы, но еще можно войти в проекты, где можно приложиться и оставить заметный след. В команде цифрового МИЭМа очень немного "старших товарищей". И в разработке, и в администрировании, и в интеграции значительную часть работы делают студенты. Мы между собой знаем, какие имена стоят за каждым из сервисов. Причем, последние два сервиса запустили летом ребята с 1-го и 2-го курсов (теперь 2-й и 3-й). И сейчас мы вводим их в эксплуатацию.
Снаружи может показаться, что дело-то плевое: поставил на сервере готовый движок, чего тут делать? На деле все сложнее: мы используем все готовые инструменты в основном как пользовательский интерфейс, а логика работы, связи и правила - все это пишется "позади", невидимо. Кто в прошлом году делал проекты, знакомы с Trello. Казалось бы, сторонний сервис, а там вся соль - на нашей стороне. И так всюду.
И, конечно, стройка не прекращается. В прошлом году запускались "с колес", это приводило к накладкам. Сейчас задача другая - доделать, упаковать, оформить в продукт и подготовить к миграции в среду ВШЭ.

Наконец, медиа. За одним этим словом скрыто больше, чем может показаться. У нас до сих пор отдельно существовали образование, наработки для автоматизации проверки работ студентов и видеосервисы. И совсем не складывался телецентр, хотя для него вели разработки.

Сейчас всё начинает собираться воедино, и мы, наконец, подходим к решению задач, которые ставит перед нами проектная реформа в МИЭМе. Она глубже, чем перекраска курсовых в проекты.

 

Тогда давай немного и сюда углубимся

Во-первых, перед нами стоит задача автоматизировать проверку работ студентов - и на потоковых младших курсах, и особенно на спецкурсах, которые в итоге должны перейти на обучение-по-запросу, там полностью индивидуальные треки, где заказчиком содержания выступает проект, а не учебный план. И мы начинаем выходить из технологических разработок в продуктовые, придуманное начинаем воплощать в курсах. В прошлом учебном году первые такие грейдеры (это не машина, а от слова «grade» — оценка) уже запустили. Проекты так и строятся: в одних создается технология, делается конструктор, чтобы упростить создание задач и проверок, а в других эти разработки применяются к конкретным курсам. Мы, кстати, получили заказы от других факультетов ВШЭ, но и для себя делаем тоже.

Второе. Учебные курсы, разумеется, состоят не только из заданий, нужно и сами материалы сделать. Тут у нас тоже есть что предложить.
Для съемок готовится студия в 505 комнате, которую, пусть с задержкой на ремонте, но запускаем. Там собирается целый телецентр. Причем, даже технику в нем делают наши же студенты — они теперь там работают.
Все видели камеры в нескольких аудиториях? Это "видеозалы". Они работают с сервисом видеозаписи занятий, скоро туда добавим и стриминг. Мы связали расписание, LMS Classroom и видеозалы. Пары, которые проходят по расписанию в этих помещениях, автоматически собираются в склейку и публикуются в соответствующем курсе — все автоматически.

Это запустили в марте, но тут же ушли на карантин. Но помните, что в апреле мы запустили то же самое в Jitsi? Там же только снаружи Jitsi, а позади такая же интеграция с расписанием, Classroom и серверами записи.
Понятное дело, что на запуске что-нибудь сыпется и отваливается.

Но давайте посмотрим на это по-другому: сколько человек за прошедший год "прокачалось" на реальных задачах, на запуске сервисов с аудиторией под 3000 человек? Сколько бы мы их учили на лекциях?

Наконец, медиацентр — он же не только про курсы. У нас большие планы на работу студентов со студентами и студентов с разными представителями МИЭМа. Нам есть что показать, просто до сих пор до этого руки не доходили.

 

Как к тебе приходят студенты? Как происходит формирование проектных команд? И как вы строите свою работу с ними?

Давай кратко отвечу.

1. Как приходят студенты: остаются с прошлых проектов, продолжая их, иногда - переходят с соседних проектов. Приходят по объявленным вакансиям из кабинета. Приходят по "сарафанному радио" — по наводке сокурсников.

2. Команды набираются по ролям, плюс я стараюсь в проектах поддерживать разновозрастные команды, чтобы были более опытные и новички. Мы подошли к тому, что старшие и опытные студенты смогут руководить проектами. Поэтому сейчас у меня вроде бы много проектов, а на самом деле в большинстве есть лидеры из студентов. Я надеюсь, что запуск проектов на втором курсе и включение магистратуры в проектную работу приведут к тому, что у нас будет устойчивая прослойка операционных руководителей проектов из студентов, а курировать их будут преподаватели.

3. В цифровом МИЭМе десятки проектов. Некоторые — весьма крупные. Во всех проектах МИЭМ ведется трекинг — учет задач и трудоемкости, для этого используется сервис Trello.com, с которым работает написанная в МИЭМе система учета. Это уже неплохо, но простые доски Трелло не позволяют выстраивать проект целиком, только задачи. Есть деревья, но нет леса. В маленьких линейных проектах этого достаточно, но для более сложных мы запустили другой сервис — Taiga (track.miem.hse.ru) и туда точечно переводим крупные проекты и техподдержку.

Что нам дает проектный трекер? Картину проекта. Если ведешь сразу несколько проектов, то нужно быстро переключать контекст в голове, а для этого надо видеть текущие задачи, не забывать о задуманных. Видеть, где просрочили, что тормозит всю работу. Как в одновременной игре в шахматы: попробуйте играть без досок, запоминая положение фигур.

Другая сторона вопроса — это живое общение. Предыдущие два года я старался затащить студентов в институт.

Потому что привыкшие к курсовым работам студенты никак не могли себе представить, что работа в проекте — это постоянно, а не за неделю до дедлайна в мае.

Это начало получаться, но мы тут же столкнулись с проблемой тихих зон. В МИЭМе сделали коворкинги — это большой шаг вперед, но лишь шаг. Например, в лаборатории, где я работаю, эффективно могут работать 5-7 человек. И, если там работают с железом, то программистам там сосредоточиться сложно.

 И карантин все расставил по местам. В итоге я бы оставил лаборатории тем, кому нужно работать с железом, а все организационные и совещательные вопросы вынес в онлайн. Мы и раньше использовали видеосвязь для встреч, но меньше. Это не панацея, но есть большая разница между ведением одного-двух проектов и целой пачкой проектов, которые, к тому же, плотно пересекаются.
Большую часть задач обсуждаем в чате МИЭМ (Зулипе). Мы сделали все каналы открытыми и, если что-то нужно от соседей, то можно написать у них или "тегнуть" кого-то нужного. Благодаря такой среде работа сильно ускоряется и участники понимают контекст соседних проектов, понимают, что и зачем они делают — это не просто задачи на оценку, а вот они, пользователи и заказчики.

И, наконец, циклы. Они едины во всем МИЭМе, но кто-то просто игнорирует вводные, кто-то тоже игнорирует, но чуть меньше. За прошлый год работа по циклам была запущена примерно никак. И у меня тоже она смазывалась. Она имеет смысл только в командах с большой автономией, когда сами команды планируют свою работу на четыре недели и отвечают за результат. И "отвечают" здесь имеет практический смысл: либо наработки зачтены, либо нет. Чтобы это работало, руководитель проекта (преподаватель) должен быть вне проекта, и отношения с командой должны строиться, скорее, как «представитель заказчика – исполнитель», при этом должен быть и заказчик — это критично. Такое несколько внешнее положение руководителя возможно только если внутри команды есть кому вести проект хотя бы на операционном уровне. К этой практике мы только-только подходим. Пока же циклы — это лишь регулярный повод поинтересоваться, как у команд дела.

 

Циклы проектной работы
Циклы проектной работы

Практически все ваши проекты рассчитаны не на один год. Как здесь решается вопрос с формированием задачи на годовой цикл? И вытекающий отсюда же второй вопрос: как происходит адаптация новичков в долгий проект? Ведь там уже есть команда.

С задачами на годовой цикл всё просто, если принять мысль, что нет никаких проектов по пять человек. Это лишь абстракция. И нет никаких годовых циклов. Есть непрерывная жизнь, которой наплевать на годовые циклы. Даже в вузе, где вроде бы всё очень ритмично. Или почему карантин ввели не в начале учебного или календарного года? Как посмели? Всё это условности, реальность непрерывна. Я вообще против того, чтобы проекты привязывать к учебному году или другим не связанным с проектными задачами ориентирам. И коллегам это говорю. Они вроде не против, но только вроде - держатся за традиции и, наверное, считают меня террористом по имени Подрыв Устоев.
Вот простой пример: мы много что делаем к началу учебного года. И, когда что-то в сентябре не заводится, идет поток сообщений о проблемах.

Начало учебного года — это для нас не начало проекта, а дедлайн.
Вся работа должна быть весной и летом. Именно летом самая напряженная работа. А там, оказывается, каникулы и проектных циклов нет.

Так вот, задачи на год формируются не для этих микропроектов, а для большого проекта "МИЭМ". Даже не "Цифровой МИЭМ", а весь, и "аналоговый" тоже. Тут мы не в вакууме, это все согласовывается с руководством. Причем, разумеется, мне никто не говорит: "а запустите-ка такую штуку, чтобы делала вот это". Мы видим проблему, думаем, как ее решить, чем тут может помочь наша команда. Мы видим путь развития и возможные структурные реформы - и готовим соответствующую поддержку. Например, все уже слышали, что проектная реформа приведет к тому, что курсы специализаций войдут в проекты. Но мало кто понимает, как это будет на практике, это же полностью ломает все устои - классно-урочную систему, потоки, предметы и все эти общепринятые "ценности" времен Коменского. В аналоговом мире это провести невозможно или очень дорого. В цифровом — ну, я придумал, как это сделать, даже запустил в работу прототип, думаю, к зиме сделаем, но в масштабах МИЭМа (хотя бы) это несколько лет хождения по пустыне. И там много боли будет.
Вот это — наши ориентиры, а как их декомпозировать на группы студентов и задачи — это работа руководителя. Чтобы не терять детали, мы выстраиваем работу проектов по цепочке: одни проекты являются заказчиками и пользователями у других. В командах вырастают руководители из студентов, им уже не надо рассказывать, КАК делать, им надо дать контекст и направление деятельности. Желательно, чтобы и контекст они сами видели и держали нос по ветру — очень уж часто происходят внешние изменения.

Адаптация новичков. Очень, кстати, хороший вопрос! Он несколько глубже, чем забота о новобранцах: это же про построение системы обучения в проекте. Внутри команды. Это ровно то, зачем все затевалось.

Многолетними проекты еще год назад стать не могли. Первый год был слегка игрушечный, хотя определенные результаты он принес, более-менее систематическая работа пошла с прошлого 2019-20 года.

Про то, что проекты станут многолетними, было понятно сразу, но в первые год-два проблема входа не существовала, потому что задел был небольшой, взаимопроникновение проектов тоже незначительное. Сейчас эта тема стала одной из ключевых, но у нас и ответ созрел — раньше бы он тоже не появился.
1. За эти два года мы подрастили студентов, которые могут быть лидерами команд. Когда это пытались запустить сразу в проектах, все превратилось в профанацию. Сейчас есть люди, про которых понятно, что им можно доверить работу с командой, в которой есть новички.
2. С опозданием на год, но мы запустили wiki.miem.hse.ru — это единый центр документации. Не только формальной (хотя, и она нужна), но и накопления опыта и знаний коллективов. Там не просто движок вики, где каждая лаборатория, проект или учебный курс могут записать что-то, что будет искаться, это еще и пылесос, который собирает документацию из гитлаба и «тайги», где ведутся проекты и рождается документация. Более того, мы делаем чат-бота, который поможет искать людей, проекты и документацию по профильным запросам. Искать он будет по чату, вики (то есть, всей проектной документации) и цифровому следу, который накапливается по многим источникам в МИЭМ. И это актуально не только для новичков: неожиданная потребность в каком-нибудь непрофильном действии или специалисте может возникнуть в любом проекте, да и просто по жизни. И может оказаться, что такие специалисты водятся в МИЭМе, такую задачу уже решали. Плохая новость в том, что пока накопленных материалов крайне мало.

Действенный ресурс — это чат. Я не просто так настойчиво всех туда затаскиваю.
Сейчас любой миэмовец может просто пройти по каналам интересующих его проектов и быстро все понять про реальное содержание работ и вообще жизнь в них. В некоторых проектах эта жизнь более чем неформальная, скажем прямо. Зато теплая и ламповая – всё, как в старом МИЭМе.

3. На будущее у нас заготовлена упомянутая ранее модель обучения в проекте. Когда приходит новый человек в проект, да еще и со второго курса, а ему говорят, что надо будет управлять вот этой роботизированной системой и дергать вот те программные интерфейсы. Для начала. Потом вообще беспредел начнется, но пока хоть это. Человек понимает, что попал и живым не уйти. Но тут оказывается, что все эти слова говорятся на 3-4 курсах по расписанию на лекциях, которые обычно студенты прогуливают. А чтобы в лекциях было больше смысла, мы их оцифровываем, лабораторки (которые студенты обычно списывают) переводим в автопроверку и даем каждому пришедшему в качестве стартовой задачи изучить кусочек курса - то, что поможет ему сделать типовой пример. Этот пример проверяет автомат, и уже после студент приходит и говорит: "Понятно, как этой штукой крутить, как достучаться до данных на том сервере, что делать будем?" и дальше получает боевую задачу. Понятно же, что в таком случае списывать и прогуливать (проматывать) смысла не было? И не будет. Обучение должно быть нужным, а не вообще (да, я понимаю, что это пригодно только для прикладных тем, мы ими и занимаемся).

Если на уровне действий, то для тех, кто присоединяется к проектам, обычно находится кто-то "старший" из состава студентов. Они общаются, находят общий язык, делают какую-нибудь стартовую задачу и понимают, надо им дальше вместе работать или "это не мое". Не все же могут по описанию составить себе представление, что там в проекте делать придется.

Кстати, частая проблема студентов: идут туда, где требуется что-то, что студент уже умеет. Умеет, а не хочет научиться.
Понятно, что нужно иметь стартовые знания для начала работы, но, может, стоит в институте поучиться, а не поработать за бесплатно? В итоге вполне толковые ребята комплексуют, что еще не умеют всего, что написано в вакансии, и тыкаются туда, где написано поменьше или заведомо ничего сложного не требуется.

 

Сейчас к проектной работе подключились вторые курсы. Стало больше и проектов, и студентов. Какие практические изменения в этой части почувствовал ты? И как должна меняться проектная работа в этом плане? Ведь студентам очень непросто выбрать из сотен проектов, во-первых, и, во-вторых, студенты вторых и третьих курсов - не одно и то же.

Интересно, что они подключились "сейчас". Для них в 2018/19 учебном году был выбор — хотите проект, хотите курсовая. В 2019/20 было правило, что проект - это факультатив. На деле, конечно, пошли бы на встречу, но правило было такое.
В оба этих года доля второкурсников была небольшая. Но у меня, например, из одного проекта 2018/19 года, где были четверо второкурсников, сейчас двое — руководители проектов. Причем, каждый ведет по паре проектов.

Второкурсников обратили в проектную работу, потому что за два года не успеваем подготовить - первый год уходит на погружение и понимание, что тут вообще происходит. Куда логичнее этот профориентационный и стартовый этап вынести на второй курс, когда еще есть время поискать себя и поделать ошибок.

Я два года ходил ко второкурсникам и говорил, чтобы они по сторонам посмотрели - вникли, кто чем занимается, где какие проекты, заходили в лаборатории, писали руководителям. Никто же не покусает. Толкового человека пристроят без всяких формальностей, потом руководитель еще и найдет, как отметить хорошую работу. Это не работает: студентов совсем отформатировали рейтингами, планами, оценками и прочая. Теперь им это ввели как обязаловку. Сразу образовался поток заявок.

Я исхожу из того, что нанести пользу можно только понимая контекст. Нельзя взять и написать что-то, что "улучшает жизнь" кому-то, с кем ты никогда даже не общался и не представляешь, как он работает, где ему неудобно и так далее. У нас половина ВКР и курсовых примерно такие. Проекты тоже такие вылезают, причем, тут беда не со студентами.

Для второго курса этот год — на погружение. Я бы даже не заставлял их работать "по специальности" (это отдельная беда проектной работы: «чтобы все работали по специальности»), потому что из чисто эксплуатационной работы в конкретном окружении на конкретных задачах, когда задачи идут потоком, люди сами найдут, что тут не так, и предложат, как это улучшить. Или хотя бы с пониманием пойдут в проект, где этими улучшениями занимаются. Нужен опыт, без опыта работа по заданию - мука для всех.

Есть еще такой постулат, что студент второго курса мало что умеет/знает, на четвертом - много. Я не буду спорить, что в среднем по больнице это так, но о средних величинах и корове, которой река была по колено, только ленивый не высказался. Я бы смотрел на увлеченность и стартовый уровень. У нас и первокурсники бывают о-го-го, с опытом работы и рвением, есть и четверокурсники, которые "программируют в рамках образовательных курсов", то есть никак. И понятно почему - без практики лабы ничего не стоят. Вот еще один аргумент для второкурсников в проектах - хоть поймут, что на деле пригождается.
Но в среднем, как бы я ни относился к этому, мы выстраиваем такую схему: технологические проекты создают и применяют предметные инструменты - там, где эти инструменты применяются для производства конечной продукции - онлайн-курсов, телепроизводства и т.д. Вот на этих ролях младшим курсам в среднем должно быть посильно и будет, с кем посоветоваться. Они, в отличие от старших товарищей, не будут сталкиваться с неожиданными поворотами, когда никто рядом не знает, как решить такую задачу, даже stackoverflow молчит.

 

Бытует мнение среди студентов, что у Дениса Александровича Королева повышенные требования к студентам (радикальная интерпретация: "Для Королева нет хороших студентов"). Насколько это верно? И очень интересно, каков портрет идеального проектного студента для Дениса Королева?

Про "хороших студентов не бывает" в моих глазах.

В старом МИЭМе я одно время был замзавкафом. Кабинет был, даже секретарь. Разумеется, там была движуха, студенты – толпами, а девушка с 4 курса вела документы кафедры бойко и четко. Одна, потом другая, когда первая пошла на повышение в профком. Мы отмечали на кафедре дни рождения, Новый год и вообще было весело. В лабораториях сидели до ночи, брали коммерческие проекты. Оттуда вырастали стартапы - и учебные, и реальная компания выросла, сейчас вполне себе процветает. Я сделал ООО и пристраивал туда студентов, которые работали на кафедре, находил им какие-то деньги и проекты. В итоге выходили с трудовой и 2-3 годами стажа. Знаешь, что я слышал потом? Вот буквально прошедшей зимой? Думаю, несложно догадаться. Вчера видел некоторых ребят из этого времени, не жаловались.

Ездили в лес дважды в год, мотались по Карелии, Соловкам, да и не только. Я только вчера был в Подосинках, куда мы катались с 2005 года - когда-то я это организовал, так традиция и жила, теперь уже выпускники зовут. Когда-то туда приезжали под сотню людей. Это была только одна кафедра, хотя собирались и все желающие, мы всем рады.

Карелия 2009 автостоп
Карелия 2009 автостоп

Всегда есть те, кто пришли "проходить и сдавать", а тут я со своими проектами.

Вот вся эта реформа, которая как бы новая — да она новая я даже не знаю для кого! Просто раньше мне то же самое приходилось делать по-партизански, натягивая проекты на учебные реалии. Получалось... с натяжкой. Теперь это узаконили, ура.
Дальше, если посмотреть на все происходящее глазами студента, который не хочет, чтобы его беспокоили, то все это форменный беспредел. Сколько раз я уже слышал, про "батрачить на Королева"... Причем, от тех же, кто бубнит про бесполезность знаний в МИЭМе.

Этот вопрос резоннее не мне задавать, а тем, кто работал в проектах. Это же просто: идем в кабинет (cabinet.miem.hse.ru), смотрим, какие проекты я вел в том году, ищем «невинно убиенных» и прочих «морально пострадавших». Сначала смотрим, записались ли выжившие в проекты в этом году и - к кому. Потом общаемся с ними более предметно.
Я думаю, что к этой теме стоит вернуться после опроса «пострадавших», а не тех, кто непричастен, но имеет, что сказать и активно защищает интересы кого-то другого.

Меня еще умиляет повторяющаяся каждый год картина на "Сетях", это бывшая специализация ИВТ, где я веду два курса. Каждый год на входе конкурс, давка, чертополохи. Каждый год предупреждаю, что тут отсидеться не выйдет, надо будет работать не на оценку, а на результат. Кивают, обещают. Потом в отзывах читаю разное. Ну предупреждали же!

Одно могу сказать: для тех, кто пришел проходить-и-сдавать, мы делаем максимально обезличенные механизмы обучения. Постепенно. Проверяет работы бездушный робот, «живые» - только консультации. Достаточно, чтобы "оказать образовательную услугу". Тяготы живого общения - лишь для тех, кто сам выбрал себе этот нелегкий путь.

Самоистязание работой в лаборатории и в проектах - исключительно добровольное.
Спасайтесь, и будет вам покой в учении. Остальным - пойдем работать, дел много, сроки жмут! Печеньки и чай - в лаборатории на холодильнике

Иван Бобков, Мария Денисова в лаборатории
Иван Бобков, Мария Денисова в лаборатории

Про портрет идеального студента:

Идеальных не бывает - как не бывает лучшего на свете чего-нибудь вообще. Что мы знаем про лучшую на свете отвертку? Их много разных, надо просто по назначению применять. А вот гнуться не должна — факт. Наверное, можно ожидать ответ типа "инициативный, самостоятельный, чтобы знал все на свете, а что не знает, за пять минут мог найти и уразуметь. Но это больше про поисковую систему, мы-то с людьми работаем.

Университеты отбирают людей по крутизне баллов ЕГЭ. Это, наверное, хороший показатель некоторой целеустремленности и способности следовать правилам и воспроизводить услышанное, но разве напичканность знаниями и убеганность по олимпиадам — двигатель человека? Измеряют то, что легко измерить, потом это возводят в абсолютное мерило. А это лишь маркер, один из многих.
В старом МИЭМе мы на кафедре всем первокурсникам очень настойчиво предлагали на первых занятиях прочитать "Профессию" Азимова. Рассказ маленький, но хорошо показывает разницу между инженерным и ремесленным образованием. Вот я бы сказал, что там и ответ на твой вопрос. Единственное важное дополнение, — это про работу в команде. Это не только про взаимовыручку и все такое, но и про то, что в нашей области не только не страшно, но и необходимо свой опыт и знания передавать соседу.

Пришел новый человек - помоги освоиться, научи, он тебе такой будет полезнее. А ты сможешь подняться. Айтишники без работы не сидят, а чтобы расти, нужно свалить с себя рутину текущего уровня.

Мне важно, чтобы в проекте была команда. Команда — это не набор автономных биомашин с ачивками в зачетке, а живые люди, которым интересно, которые тут не по надобности, а потому, что это дело, которое им интересно, которые ценят эту возможность в жизни. И тогда они горы свернут. И коллег, кстати, сами обучат — это же им в первую очередь нужно. У нас раньше старшие курсы, кто работали на кафедре, знали младших студентов — это было нужно и тем, и другим. Старшим нужны были помощники в работе, младшим — экспертиза и вход в интересные проекты. Отличный же лифт, работает бесплатно. С какого-то момента там надо просто не мешать и лишь обеспечивать ресурсы и подсказывать направление мысли.