• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 123458, Москва, ул. Таллинская, д.34
Телефон: 8(495)916-88-29
Факс: 8(495)916-88-29
Эл. почта: miem@hse.ru

     
Руководство
и.о. директора, научный руководитель Крук Евгений Аврамович
Заместитель директора Абрамешин Андрей Евгеньевич
Заместитель директора Романов Виктор Владимирович
Заместитель директора Костинский Александр Юльевич
Заместитель директора Прохорова Вероника Борисовна
Заместитель директора по учебной работе Тумковский Сергей Ростиславович
Заместитель директора по научной работе Аксенов Сергей Алексеевич
Образовательные программы
Бакалаврская программа

Инфокоммуникационные технологии и системы связи

4 года
Очная форма обучения
60/10/3
60 бюджетных мест
10 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Информатика и вычислительная техника

4 года
Очная форма обучения
126/40/15
126 бюджетных мест
40 платных мест
15 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Информационная безопасность

4 года
Очная форма обучения
50/20/10
50 бюджетных мест
20 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Программа специалитета

Компьютерная безопасность

5,5 лет
Очная форма обучения
40/45/5
40 бюджетных мест
45 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Бакалаврская программа

Прикладная математика

4 года
Очная форма обучения
87/40/6
87 бюджетных мест
40 платных мест
6 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Инжиниринг в электронике

2 года
Очная форма обучения
20/5/1
20 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Интернет вещей и киберфизические системы

2 года
Очная форма обучения
20/5/1
20 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Компьютерные системы и сети

2 года
Очная форма обучения
50/5/2
50 бюджетных мест
5 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Математические методы моделирования и компьютерные технологии

2 года
Очная форма обучения
20/5/3
20 бюджетных мест
5 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Материалы. Приборы. Нанотехнологии

2 года
Очная форма обучения
20/5/1
20 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Системы управления и обработки информации в инженерии

2 года
Очная форма обучения
25/5/1
25 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Суперкомпьютерное моделирование в науке и инженерии

2 года
Очная форма обучения
20/5/5
20 бюджетных мест
5 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Статья
Influence of the random walk finite step on the first-passage probability

Klimenkova O., Menshutin A., Shchur L.

Journal of Physics: Conference Series. 2018. Vol. 955. No. 012009. P. 1-6.

Глава в книге
Investigation and development of the intelligent voice assistant for the Internet of Things using machine learning

Rolich A., Polyakov E. V., Voskov L. et al.

In bk.: 2018 Moscow Workshop on Electronic and Networking Technologies (MWENT). Proceedings. M.: IEEE, 2018. P. 1-5.

Препринт
On properties of the Wang-Landau algorithm

Shchur L.

math. arxive. Cornell University, 2018. No. 1808.09251.

Из фронтовых воспоминаний Евгения Викториновича Арменского, основателя и первого ректора МИЭМ

Многие миэмовцы прошли дорогами войны, а потом создавали наш институт и работали в нем. Среди воевавших – Евгений Викторинович Арменский. В День Великой Победы публикуем отрывки воспоминаний первого ректора из книги «Самый счастливый человек».

Как начиналась война

В самый разгар выпускных экзаменов (в школе после 10 класса) – 10-11 июня – я и мои сверстники 1923 года рождения получили из райвоенкомата повестки на призыв в ряды Красной Армии. 20 июня был последний экзамен, 21 – выпускной вечер.

Веселье, танцы затянулись далеко за полночь. 21 июня – самый длинный день, и светать в нашей северной местности начинает уже во втором часу. Поэтому, когда мы веселые, довольные, беззаботные вышли из школы на улицу, уже было светло. Кому-то пришла идея взять лодки и поехать вверх по Вексе к селу Троица. Там, на высоком берегу, стоит красивая церковь.

Усталые, довольные, голодные возвращались мы домой. На берегу Вексы жил Женя Корешков, напротив его дома и причалили. Он побежал домой сказать маме, что еще пойдет гулять. Вернулся он довольно быстро и с берега закричал: «Ребята, сейчас будет передано важное правительственное сообщение». Мы быстро побежали за ним. Дома он выставил репродуктор на подоконник открытого окна. В 12 часов 30 минут начал выступать Вячеслав Михайлович Молотов – война!

Когда я пришел домой, мать лежала на кровати и горько плакала. Увидев меня, встала, обняла и заплакала еще сильнее. Ведь завтра мне нужно было идти в армию…

О службе в 234-й Ярославской Коммунистической дивизии

Особенно трудной на первых порах службы была учеба на конном полигоне. Новые для нас команды – «Вольт налево», «Вольт направо». Уменье приподниматься во время езды верхом в такт лошади, при команде «Рысью марш», давалось нам нелегко. А если не умеешь приподниматься, то у тебя на определенном месте набивается кровяная мозоль, да и коню можно сбить холку. Особенно не любили мы команду «Рысью марш», и только конь перейдет на рысь, командир командует: «Бросить повод, бросить стремя». Вот команду выполнишь и начинаешь понемногу терять равновесие, крен всё больше и больше и, наконец, летишь с коня.

О письмах с фронта домой

В начале войны я скорее по-детски или просто по глупости решил не писать домой. Считал, что война скоро кончится, и я с победой неожиданно вернусь домой. Конечно, так думать было глупо, немцы были уже под Москвой. Мама, долго не получавшая от меня весточки, сообразила и написала комиссару батареи. Комиссар вызвал меня и спросил: «Когда ты послал последнее письмо домой?» - «А я решил до конца войны домой не писать, потом, с победой вернусь в родной дом».

Комиссар меня так пропесочил, что я готов был расплакаться. Затем он дал лист бумаги и заставил при нем написать домой письмо с извинениями и заверениями, что такое впредь не повторится.

Гадание цыганки

Мама настолько переживала время моего пребывания на фронте, что даже порой действовала вопреки разуму. Например, она при каждой возможности гадала у цыганок. И радостно внимала вранью цыганки, что сын будет жив и здоров. Один раз была очень удивлена, что цыганка, гадая, говорила ей верно, что сына зовут Евгений, и где и чем занимаются ее дочери и муж. Пока одна гадала, другая цыганка украла в доме единственную ценную вещь, имевшуюся у нас – набор серебряных столовых ложек. И только через несколько дней, встретив соседку, мать узнала, что у нее была гадалка-цыганка и тщательно расспросила соседку о нашей семье. Вот откуда у нее была «правда».

Случай в разведке

В один прекрасный день дежурил я на НП (наблюдательный пункт, откуда велось наблюдение за передвижениями техники на территории немцев), погода была солнечная, наблюдать было удобно, но немцы в этот день передвигались мало, и записи в журнал приходилось делать редко. Около 11 часов дня стал моросить мелкий летний дождь. Видимость пропала, и комары полетели в щель нашего блиндажа и начали так кусать, что не было никакого спасения.

Чтобы от них защититься, я накрылся бушлатом и незаметно для себя уснул. Очнулся от грозного окрика: «Разведчик! Сукин сын! Спишь на посту! Десять суток ареста!». Я вскочил: передо мной стоял командир полка. Через день командир взвода сказал, что наказание он придумает потом и снова послал меня на дежурство на НП. Наблюдая за противником, я заметил, что скученно идут три немецких автомобиля.  Обычно по такой цели стреляют, но в тот момент на НП не было офицера, поэтому я взял трубку и передал координаты цели на батарею. Тут же пошли три снаряда, колонна была выведена из строя. Командир полка после этого сам снял с меня наложенный ранее арест и при этом сказал, что, если бы не было проступка, представили бы к правительственной награде. Так на заре своей службы я «прошляпил» свою первую награду.

Позднее мне передали рассказ командира полка о том, как я его напугал: «Иду я по траншее и слышу гул моторов (это он принял за гул мотора мой храп из-под бушлата, да еще из блиндажа). Иду далее – гул всё слышнее. Думаю, идут танки. Почему молчит полк? Убыстряю шаг по траншее, гул всё громче. Решил вбежать в блиндаж, чтобы узнать обстановку, вбегаю, а там под бушлатом храпит этот сукин сын – разведчик».

Проездом через Москву

Мы с лейтенантом ехали через Москву в расположение части. На фронте к этому времени действовал приказ: не приветствовать командиров при встрече, так как немецкие снайперы выбирали на мушку старшего начальника. Привыкнув к этому, мы шли по Москве и не очень обращали внимание на проходящих мимо воинских начальников. В какой-то момент впереди нас остановилась крытая машина, стёкла задней двери которой были зарешечены. Лейтенант сказал мне: «Смотри, ефрейтор, вот это «черный ворон». В то время ходили разговоры, что «черный ворон» - это машина, в которой возят закоренелых государственных преступников. Мы с лейтенантом уставились на эту машину и не сразу заметили, что из нее вышел капитан и направился в нашу сторону. На рукаве у капитана была повязка «военный патруль». Лейтенант доложил ему, кто мы и зачем находимся на улице Горького. Он в ответ спросил: «Почему мы не приветствуем старших воинских начальников?». Лейтенант ответил, что мы с фронта, а там даже приказ такой есть: не приветствовать поднятием руки к головному убору. На что капитан сказал, что, во-первых, здесь Москва, а, во-вторых, даже на фронте полагается говорить: «Здравия желаю!» И приказал залезать в машину.

Вскоре машина въехала во двор здания Московской комендатуры на Ново-Басманной улице. С учетом того, что у нас было времени в обрез, так как в 17.00 отходил наш поезд, нам была определена мера наказания – два часа строевой подготовки. Лейтенанта поставили в строй офицеров, а меня к солдатам. Офицеров "гоняли" существенно сильнее. Нас старшина или жалел, или ему было лень, но мы больше курили, чем занимались строевой подготовкой.

Учеба в радиовзводе

Пожалуй, самым тяжелым был СЭС (станционно-эксплуатационная служба). Это изучение передачи и приема информации на слух. Изучить азбуку Морзе – само по себе дело интересное, но учеба очень трудная и нудная. Каждый день по 6-8 часов занятия в классе – надеты наушники и идет передача морзянки, а ты должен успеть записывать буквенный, цифровой или смешанный текст. Сформированные в группы по пять знаков – они оператором передаются с довольно большой скоростью. Например, чтобы выполнить норму на 1-й класс, надо принимать и передавать любой текст со скоростью 18 групп (80 знаков) в минуту. Кормили в тылу не очень хорошо, и поэтому есть и спать хотелось всегда. И когда идут такие монотонные занятия, да еще и в теплом классе, то постепенно глаза слипаются, морзянка передает, и ты тихонько засыпаешь. Когда командир видит, что класс засыпает, подается команда: «Встать, выходи строиться!». Взвод выходит и прямо раздетый строится и бегает минут 20-30, затем занятия продолжаются, и так каждый день.

О короткой актерской карьере

В Камышине наша рота была расквартирована в городском театре. Театр работал, в нем играла эвакуированная сюда труппа Харьковского театра оперетты. Но для собственных целей театру был оставлен только актовый зал и фойе к нему. Все же вспомогательные помещения театра были заняты солдатами нашего полка. Наш взвод располагался в комнате, которая примыкала к сцене. Вскоре мы обнаружили, что за шкафом, стоявшем у стены, есть дверь, которая выходит на сцену. Вечером мы тихонько отодвигали шкаф, открывали дверь, проникали на сцену и смотрели оперетты. В одной из них, «Баядерке», мне даже «посчастливилось» играть. В труппе были настоящие актеры, а статистов, которых обычно берут из учащейся молодежи, не было. Вот для этой цели и брали солдат. На «Баядерку» играть узников, брошенных в тюрьму, где нужно было только сидеть в одежде хлопца и раскачиваться от горя, попал я. После спектакля нас вкусно покормили и дали по пачке махорки, так что мы были очень довольны.

Об интуиции, которая подвела

В наш взвод по ленд-лизу пришли американские радиостанции V-100 и CWC-284. Описания к ним были на английском языке, и мы разобрались скорее по интуиции, по знанию основных закономерностей, так как никто во взводе не знал английского языка.

Батарея по описанию была рассчитана на 24 часа непрерывной работы приемника. К каждой станции было придано 3 таких батареи. Мы были обеспечены непрерывной работой приемника на 72 часа. Это много, хватит надолго, так как военные радиостанции могут работать в дискретном режиме, только во время сеанса.

И тут произошел казус. Во время последних учений забыли выключить переключатель приемника, и по нашим предположениям батарея должна была разрядиться. Когда же через время вновь включили приемник, оказалось, что он исправно работает. Батарея питания разряжена не была.

Вася Шиловский, повинный в случившемся, достал где-то англо-русский словарь и вновь сел изучать инструкцию. Вскоре прибежал ко мне и сказал, что в конструкции вмонтирована кнопка, которая при закрывании станции отключает питание. Не знаю, правильно ли он перевел английское название кнопки, но сказал, что эта кнопка называется «защита от дураков».

О «разгоне» вражеского гарнизона накануне Победы

В Чехословакии 6 мая (1945 года) произошел забавный случай, когда мы втроем – начальник штаба, его водитель и я – «захватили» город и разогнали его гарнизон. Выехали мы в одну из артиллерийских частей, по пути был небольшой городок. Когда мы въехали на его центральную площадь, то увидели группу немецких солдат с оружием, марширующих на площади. Было их человек 50-60. Соотношение было явно не в нашу пользу. Поворачивать машину назад и «тикать» было уже поздно.  Тогда мы вышли и смело пошли по направлению к немецким солдатам. Их командир, к удивлению нашему, подал команду «Смирно!» и подошел к нам строевым шагом, доложил, что солдаты занимаются строевой подготовкой и ждут указания командования Красной Армии. В строю стояли старики, которых в последнее время призвали в армию и надели на них военную форму. Оружие у них было учебное.

Подполковник приказал сложить винтовки в костер и поджечь их, а солдатам идти по домам. Практически мгновенно зажегся костер, а солдаты побежали с площади, на ходу срывая с себя погоны, и четверть часа спустя от немецкого гарнизона не осталось и следа.

Победа

Восьмого мая мы были в небольшом местечке, в 60 км от Праги. Слушая приемник, мы услышали французскую речь. Хотя никто не знал французского языка, мы поняли, что союзники говорят о победе. Вечером и наше радио сообщило, что подписан акт о безоговорочной капитуляции и 9 мая объявлено Днем победы. Сейчас, по прошествии уже более 50 лет, я отчетливо помню, как мы целовались, плакали, стреляли из оружия, радуясь победе, что остались живы, что впереди мирная жизнь. Можно было зажигать огонь в доме, не беспокоясь о светомаскировке, курить в темноте, не пряча папироску в рукав. Не слышать звука свистящего снаряда. Не содрогаться, когда в небе появляется самолет…

На другой день ездили мы в Прагу, там, на Староместской площади был грандиозный митинг по случаю победы.