• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 123458, Москва, ул. Таллинская, д.34
Телефон: 8(495)916-88-29
Факс: 8(495)916-88-29
Эл. почта: miem@hse.ru

     
Руководство
и.о. директора, научный руководитель Крук Евгений Аврамович
Заместитель директора Абрамешин Андрей Евгеньевич
Заместитель директора Романов Виктор Владимирович
Заместитель директора Костинский Александр Юльевич
Заместитель директора Прохорова Вероника Борисовна
Заместитель директора по учебной работе Тумковский Сергей Ростиславович
Заместитель директора по научной работе Аксенов Сергей Алексеевич
Образовательные программы
Бакалаврская программа

Инфокоммуникационные технологии и системы связи

4 года
Очная форма обучения
60/10/3
60 бюджетных мест
10 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Информатика и вычислительная техника

4 года
Очная форма обучения
126/40/15
126 бюджетных мест
40 платных мест
15 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Информационная безопасность

4 года
Очная форма обучения
45/20/10
45 бюджетных мест
20 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Программа специалитета

Компьютерная безопасность

5,5 лет
Очная форма обучения
40/45/5
40 бюджетных мест
45 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Бакалаврская программа

Прикладная математика

4 года
Очная форма обучения
87/40/6
87 бюджетных мест
40 платных мест
6 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Инжиниринг в электронике

2 года
Очная форма обучения
20/5/1
20 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Интернет вещей и киберфизические системы

2 года
Очная форма обучения
20/5/1
20 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Компьютерные системы и сети

2 года
Очная форма обучения
50/5/2
50 бюджетных мест
5 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Математические методы моделирования и компьютерные технологии

2 года
Очная форма обучения
20/5/3
20 бюджетных мест
5 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Материалы. Приборы. Нанотехнологии

2 года
Очная форма обучения
20/5/1
20 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Системы управления и обработки информации в инженерии

2 года
Очная форма обучения
25/5/1
25 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Суперкомпьютерное моделирование в науке и инженерии

2 года
Очная форма обучения
20/5/5
20 бюджетных мест
5 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках

«Аспирантура – это все-таки об исследованиях, о науке»

Начинаем серию рассказов об аспирантской школе по техническим наукам. Сегодня наш собеседник – выпускница 2019 года Маргарита Афанасьева.

Аспирантура звучит куда серьезнее, чем “бакалавриат” или “магистратура”. Кажется, что аспиранты - люди с другой планеты, а об их жизни, как правило, студентам известно лишь то, что они занимаются научно-исследовательской деятельностью и при этом уже преподают.

Как становятся аспирантами? Зачем? Из чего складывается аспирантская жизнь?

Мы поговорили с двумя выпускниками этого года аспирантской школы по техническим наукам.

Герой сегодняшнего материала - Маргарита Афанасьева.

2017 год, в компании Терракотовой армии
2017 год, в компании Терракотовой армии

Маргарита, здравствуйте! Для начала, расскажите немного о себе.

Здравствуйте! Я аспирантка школы по техническим наукам, выпускница.

МИЭМ - словно одна большая семья, попав в которую уже не представляешь, как можно без нее жить! Учусь здесь, кажется, сколько себя помню. Ну а если точнее - с 2008 года.

Первая ступень, по еще "старой" системе - специалитет, на факультете электроники.

Потом, в 2013 году, по окончании специалитета, поступила в магистратуру, уже факультета информационных технологий и вычислительной техники. Ну а затем третья "глава" моего обучения - очная аспирантура школы по техническим наукам, департамент электронной инженерии. Посчитаем, сколько это: 11 лет! Почти, как у врачей!

 

А почему решились на такой долгий академический путь?

Когда меня спрашивают, что самое сложное в аспирантуре, я в шутку отвечаю – сдать философию! Тем не менее, даже моё обучение в аспирантуре могло и не состояться по этой причине. Как для всякого типичного технаря, философия для меня – скажем так, темноватый лес. Отдав уже на тот момент семь лет своей жизни учебе в институте, я пребывала в сомнениях, стоит ли без отдыха и перерыва обрекать себя ещё на 4 года учебно-научной жизни. Время сдачи вступительных экзаменов пришлось на традиционный период проведения международной научно-практической конференции "Инновационные, информационные и коммуникационные технологии" в городе Сочи.

“Ну какое поступление в аспирантуру по сравнению с тёплым Черным морем после напряженного окончания магистратуры!”

Причем, ладно ещё английский язык и специальность, с этим трудностей не было, но вот философия и история науки!

Здесь нужно отдать должное научному руководителю, позвонил и говорит: «Хватит раздумывать, бросай всё! Экзамен состоится 12-го числа, меняй билет и приезжай, нужно поступать!». Подумала-подумала…и поменяла. И учебники по предмету на курорте нашла, вернулась, сдала и поступила. Вот она – сила мотивации руководителя, о котором более подробно я обязательно дальше расскажу.

 

Из чего складывалась ваша аспирантская жизнь в целом все это время?

В каком-то смысле «покорить» данную вершину – это как бросить вызов своим возможностям, постоянно бороться с искушением уйти в новую, такую долгожданную взрослую жизнь, которая открывается с момента получения высшего образования.

У каждого выпускника на этом этапе уже множество своих задач и дел, у многих появились семьи, дети, работа, серьезные увлечения. Сколько раз и я, и мои одногруппники говорили: «Сколько можно? Зачем мы здесь? Опять учиться и учить?»

Совсем недавно аспирантура трансформировалась в так называемую «третью ступень образовательного процесса», которая включает в себя как лекции, семинары, зачеты, экзамены, среди которых всё тот же кандидатский минимум, так и обязательное активное участие в конференциях, мастер-классах, плюс к этому обязательная педагогическая деятельность в различных форматах. Более того, возросли и требования к публикациям, обусловленные тенденцией выхода научных исследований на международный уровень.

“Абитуриенту, рассматривающему возможность поступления в аспирантуру, необходимо четко понимать – это полноценное продолжение обучения!”

Придется всё так же посещать занятия, учить, учить, учить, каждые полгода проходить периодическую аттестацию, на которой нужно докладывать о выполнении своего индивидуального учебного плана. Одним словом, весьма непросто.

Но удивительным образом вся эта система, вызывающая целый спектр различных эмоций, складывается в очень лаконичную, последовательную «лестницу». Навыки и умения аспиранта трансформируются в знания настоящего молодого учёного, умеющего ставить научные задачи, определять пути их решения, вырабатывать альтернативные методы, ставить под сомнение собственные наработки при неудаче, добиваться результата, используя подчас самые неординарные решения. И ведь все эти способности, они не только о науке – это положительно влияет и на работу, и на жизнь, на восприятие жизни, если хотите.

Интересно ли учиться в аспирантуре? Безусловно! Сложен ли этот формат? Несомненно, в нем больше задач, но и на выходе – диплом преподавателя-исследователя. Многие мои одногруппники уже давно преподают в МИЭМе, и весьма успешно. Но в целом, аспирантура – это всё-таки об исследованиях, о науке. В МИЭМ сейчас существует достаточно широкий спектр образовательных программ – это и электроника, радиотехника (где училась я), и системы автоматизированного проектирования, и информационная безопасность, и квантовая физика, и метрология, а также многие другие – в общем все самые современные, актуальные и перспективные направления аспирантуры. Обучение открывает двери на ведущие отечественные и международные предприятия, знакомит с передовыми учёными, даёт возможность провести собственные исследования в той области, которая тебе интересна!

 

Какова роль научного руководителя в процессе получения образования в аспирантуре? И как видите своё будущее дальше, после предзащиты диссертации?

Вы спросили, пожалуй, о самой главной составляющей, вернее, я бы даже сказала, направляющей! Пользуясь случаем, передаю огромный привет и слова благодарности моему scholar supervisor. Владимир Степанович, Вы – моё всё! (прим. – Владимир Саенко).

Вот уж кого лучше заприметить заранее, во время обучения в бакалавриате/магистратуре. Я думаю, многие со мной согласятся, что результат работы аспиранта, его успешная подготовка и защита диссертации – это более чем на 50% заслуга руководителя. Я не имею в виду, что он за вас её напишет.

“Я говорю о том, что именно на этой ступени в полной мере раскрывается связка “ученик – научный руководитель”.

От того, как он сможет, во-первых, заинтересовать в своей области исследований, во-вторых, разглядеть потенциал, сильные/ проблемные стороны аспиранта, далее сумеет научить, объяснить, донести до аспиранта (может быть даже и не по одному разу) основные вехи подготовки и проведения диссертационного исследования, - зависит исход этого непростого дела. Более, того, как говорится, мало вовлечь, нужно ещё и удержать! Это также входит в задачи научного руководителя - подбодрить, когда эксперимент потерпел неудачу, программа не работает, статья не пишется, суметь правильно пожурить, когда тоскливо и лениво, или наоборот, слишком весело и беспечно, одним словом, быть не столько руководителем, сколько старшим товарищем и наставником.

Мне очень повезло: мой научный руководитель именно такой. Наш совместный путь начался еще на 5 курсе специалитета, когда пришло время писать дипломную работу. Моя специальность – инженер по качеству. Лаборатория Владимира Степановича - функциональной безопасности космических аппаратов и систем, а наша первая общая точка соприкосновения – разработка руководства по качеству для этой лаборатории. Не могу сказать, что много слышала о ней на тот момент, но чем больше я узнавала о том, чем она занимается, тем сильнее во мне росло желание стать частью команды этой лаборатории. Несомненно, защита бортовой радиоэлектронной аппаратуры от губительного влияния факторов электризации и сопровождающих её электростатических разрядов, возникающих от воздействия на космический аппарат электронных потоков высоких энергий, образующихся вследствие геомагнитных возмущений (страшновато звучит, не правда ли), является в настоящее время очень важной и актуальной задачей. Для меня эта тематика ещё более близка тем обстоятельством, что мой дедушка был начальником 12 главного управления Министерства авиационной промышленности СССР, которое занималось работами по созданию многоразового транспортного орбитального космического корабля «Буран». И ведь действительно: что тогда, что сейчас перед космическими системами ставятся очень сложные, комплексные задачи, и права на ошибку там, в космосе, нет. А значит работы по проектированию, макетированию, испытаниям космической техники должны проводиться крайне скрупулёзно, вдумчиво и основательно.

Так и я, при огромной поддержке научного руководителя, а также невероятной команды профессоров департамента электронной инженерии, провела ряд работ, от изучения свойств полимерных материалов, используемых в космической технике (что явилось темой моей магистерской диссертации), до разработки метода создания безразрядных полупроводниковых приборов космической электроники в полимерных корпусах – моего диссертационного исследования на соискание учёной степени кандидата наук.

В конце октября наш курс успешно завершил обучение в аспирантуре, получил долгожданные дипломы. В середине ноября состоялась предзащита моей диссертации, по результатам которой мы вышли на финишную прямую – защиту. Такой длинный путь, а как будто только недавно прошли первые пары в нашем любимом здании на Малой Пионерской, сданы первые экзамены, потрачена первая стипендия.

Что дальше? Жизнь покажет, может быть, совсем скоро мы встретимся с нынешними студентами уже по разные стороны кафедры, не зря же в дипломе «исследователь» совмещен с «преподавателем»?

“Одно мне известно точно – связь с МИЭМом разорвать невозможно, МИЭМ – это навсегда!”

 

Не могли бы вы чуть подробнее рассказать про свое текущее исследование?

В своей повседневной жизни мы каждый день пользуемся гаджетами, ориентированными на «космические технологии» передачи данных, будь то мобильная связь, интернет, телевидение, и уже не представляем себя без них. Космические аппараты, в том числе обеспечивающие работу указанных систем, во время своей эксплуатации постоянно подвергаются высокой опасности выхода из строя.

Почему? В космической среде «обитает» угрожающее количество носителей заряда, хаотично перемещающихся, умеющих коварно проникать сквозь поверхность космического аппарата, накапливаться в самых разных его частях, образуя со временем самое настоящее электричество – электростатические разряды, которым под силу «вырубить» даже самую современную технику. Здесь необходимо подчеркнуть, что вмешаться в этот процесс с Земли уже невозможно.

“Как корабль спроектируешь, так он и поплывёт!» Никаких корректировок и исправлений после запуска в эксплуатацию, никаких возвратов - либо работает, либо потерян.”

Как же защититься от губительного воздействия электризации?

Казалось бы, помести всю электронику в отдельные прочные, толстостенные корпуса, оберни аппарат серьёзной обшивкой – готово. Такой способ ещё недавно успешно работал, бортовая радиоэлектронная аппаратура размещалась в герметичных газонаполненных контейнерах, которые защищали её от возможности возникновения пробоя. Однако в современных многозадачных условиях от подобного способа пришлось отказаться в силу необходимости снижения массогабаритных показателей космических аппаратов, в связи с чем возникла серьезная задача по недопущению возникновения электростатических разрядов уже за счет применения в космической технике специальных материалов печатных плат, самих корпусов и обшивки, обладающих особыми характеристиками, позволяющими защитить аппаратуру. Изучению таких материалов, выявлению тех самых характеристик и закономерностей возникновения разрядов, а также исследованиям поведения материалов в условиях, имитирующих облучение носителями заряда в космосе, и посвящены наши исследования в лаборатории.

Как вам преподавательская деятельность? Что нравится, что не очень?

Преподавать – всегда большая ответственность, ведь от того, как ты сможешь заинтересовать, объяснить материал, зависит в том числе и будущее студента, тот выбор, который он сделает по результатам обучения.

“Не приемлю подход «пришёл – монотонно что-то отчитал – задание на дом дал – ушёл и забыл.“

По аудитории, тем более молодой, отлично чувствуется, когда ты попадаешь «в волну», а когда нет. В этой ситуации необходимо оперативно реагировать на настроение слушателей, суметь сделать небольшую паузу, если материал достаточно тяжелый, скучный; взбодрить студентов, найти что-то, что бы связывало повседневное, доступное к пониманию и представлению всем, с тем, что ты хочешь объяснить. И заставить тем самым ребят размышлять, строить линии и связи, приходить к собственным верным выводам. Уметь «держать удар», когда необходимо, сохраняя спокойствие, зайти в объяснении с другой стороны, а потом еще с одной, и так не единожды. Нелегкая задача.

Помню, на одном из первых занятий, попроще, в рамках факультетских дней школьников 10-11 классов, читала вводную лекцию по космическим технологиям. Большая потоковая аудитория, много юных, но «заранее скучающих» лиц. Чувствуя первую подобную ответственность и волнение, начинаю с небольшого опроса о том, кто из ребят что знает о современных достижениях в этой области, о космонавтах, МКС. Постепенно внимание аудитории начинает концентрироваться, завязывается необходимая дискуссия. За исключением одной группки ребят, сидящих достаточно высоко, чтобы не было сильно слышно и видно, чем они заняты, но из общего настроя выбивающихся заметно. Не реагирую. Спустя какое-то время ребята, ощущая свою «безнаказанность», начинают потихоньку собираться и перемещаться к выходу на верхнем уровне. Вижу всё это, но понимаю: не кричать же мне «Эй вы там, наверху, вернитесь». Всё, думаю, потеряла я часть аудитории. Но в самый последний момент, когда бравая команда уже была у самой двери, у крайнего парнишки всё-таки ёкнула совесть, обернулся: мол, а что там училка-то? Посмотрела на него строго-строго, бескомпромиссно, без слов. Подействовало: ребята остановились, расселись по ближайшим местам. Потом даже вопросы задавали, знания показывать стали. Как вывод – ко всем нужен свой подход.

Но самое ценное, конечно, обратная связь. Когда после лекции подходят поблагодарить, задать вопросы, просят рассказать больше о тех исследованиях, которые проводятся в институте, возможности поучаствовать в них, особенно, если это девчонки, – что может быть лучше?

 

Как вы думаете, почему не очень большой процент девушек вовлечен в разного рода технические науки?

Кажется, что за последние годы "женский " процент в технических вузах возрос!

В мою студенческую бытность в группе из 30 человек 3-4 девчонки - это много! Зачастую на 20 ребят было и вовсе по одной представительнице женской половины человечества. Сейчас же в стенах МИЭМа девушки встречаются гораздо чаще, что, несомненно, радует! Причем, девчонки с интересом учатся и программированию, и нанотехнологиям, и инжинирингу в электронике! Это так здорово! Девчонки, я за вас болею! =)